Стандарт охраны

Современные телохранители полагаются не на агентурные данные, а на самих себя

Дмитрий СУРИКОВ

В Казахстане создается Национальная Ассоциация телохранителей (НАСТ Казахстан). Она войдет в международную семью НАСТ, объединяющую аналогичные структуры в России, Украине, Азербайджане, Армении, Словакии, ЮАР. Отец-основатель этого движения, президент НАСТ России Дмитрий Фонарев, провел несколько дней  в Караганде, где и будет штаб-квартира НАСТ Казахстана.

Дмитрий Фонарев широко известен в узких кругах спецслужб. Карьеру он начинал в 9-ом Управлении КГБ СССР, которое охраняло высших руководителей и гостей Страны Советов. Профессиональные навыки перенимал у коллег, которые охраняли еще Сталина! Сам работал по обеспечению безопасности многих из сильных мира сего, как советских (Михаил Горбачев, Николай Рыжков) так и иностранных (Рональд Рейган, Маргарет Тэтчер, Франсуа Миттеран, Гельмут Коль а в 2003 году, уже в качестве частного телохранителя и Генри Киссинджера). В 1989 году ушел со службы вместе с Александром Коржаковым, будущим руководителем службы безопасности первого президента России Бориса Ельцина. Но он не ушел из профессии. В 1995 году создал и возглавил НАСТ России.

В Караганду Дмитрий Фонарев прибыл по приглашению Карагандинского агентства исследования и планирования безопасности ARPS Group с целью помочь в организации и создании НАСТ Казахстана. Зачем и почему именно в Караганде? Об этом корреспондент «Позиции.kz» спросил у самого Дмитрия Николаевича.

О НАСТ

- Хочу пояснить сразу - мы не открываем никаких филиалов, - заявил Дмитрий Фонарев. -  НАСТ – это профессиональная семья. Вот и в Караганде идет работа над регистрацией документов НАСТ Казахстиан как независимой профессиональной общественной организации телохранителей РК. В нашей семье все равноправны и самостоятельны. А объединяют нас, прежде всего, цели – это установление профессионального подхода к работе телохранителя в каждой стране. Основа союза – профессиональные принципы, идеология и, что очень важно, мораль.

- То есть, будут проводиться семинары, экзамены на уровень мастерства?

- Задача НАСТ-Казахстан – выработать стандарты, создать механизм селекции телохранителей и добиться стабильного  совершенствования уровня профессионального мастерства. Каждая национальная ассоциация,  зная специфику своей страны – культуру, законодательство, рынок – устанавливает требования для телохранителей. Если эти люди удовлетворяют установленным профессиональным сообществом требованиям,  они становятся квалифицированными членами НАСТ. Естественно, для этого надо выдержать достаточно сложные для новичков экзамены.

- Что за экзамены?

- Мы в НАСТе называем это квалификационными сессиями. В России квалификационная система включает пять уровней. За десять лет их надо пройти, чтобы стать реально профессиональным телохранителем… Кстати, в следующем году мы собираемся представить глобальный стандарт телохранителей, который основан на опыте 9-го управления и Секретной службы США. Работа  с американскими коллегами уже началась. Это уникальная вещь, НАСТ Казахстан получит все позиции, все методики всоответствии со стандартом и будет его использовать по своему усмотрению.

- Почему НАСТ Казахстан создается именно в Караганде?

- Просто карагандинские ребята давно интересовались нашей работой. Мы давнишние коллеги по переписке. Три года продолжалось такое дистанционное общение, а сейчас пришло время, и мы договорились, что приедем и поделимся опытом. Коллеги решили, что президентом НАСТ Казахстан по достоинству будет являться Денис Суслов. Мы понимаем, что у него есть весь потенциал, чтобы реализовать поставленные организацией задачи, чтобы НАСТ Казахстан занял достойное место в профессиональном сообществе.

Сейчас у него задача очень сложная. Надо определить структуру членства, структуру управления. Надо решить, каким образом будет реализовываться задача подготовки квалифицированных кадров. То ли будет здесь создана Академия, то ли какой-то иной учебно-тренировочный центр. Любая НАСТ - не коммерческая организация. Мы не продаем ребят. Но понимая, что ребята должны работать и обеспечить свое будущее, мы создали рыночный инструмент – «Клуб телохранителей». В этом году ему будет 5 лет, и в России в нем состоит более 500 членов, которые ведут клубную работу в шести российских и двух украинстких городах. Если кто-то хочет найти себе телохранителя, он обращается не в ассоциацию, а в клуб. Ребята, которых мы подготовим, смогут через него находить свое место, причем, не только в Казахстане, но и за границей. Это может быть и Россия, и любая европейская страна. Если ребята достойны западного рынка и западной зарплаты – почему нет? Хотя в России мы своих ребят не приветствуем, когда они уезжают за границу. Потому что у нас самих не хватает квалифицированных кадров. Спрос на таких специалистов сегодня очень большой. Телохранителей много, но хороших – нет. В Москве у нас сейчас две или три вакансии в клубе открыты, и мы не можем найти людей. А деньги платят достойные. В месяц в Москве 22 рабочих дня телохранителя – это примерно 50000 рублей.

О себе

- Я работал в 9 управлении КГБ СССР, - делится подробностями биографии Дмитрий. -  Это была единая структура, которая сегодня в России разделена на две части – ФСО (Федеральная служба охраны) и СБП (Служба безопасности президента). ФСО охраняет высших лиц государства, в России их 8 или 9. А СБП охраняет только Президента России. Вот, Путина охраняла СБП, а Медведева ФСО. Сейчас, после избрания Медведева главой государства, по закону должно быть  наоборот… В 1981 году службу я начинал сотрудником (прапорщиком) охраны 9-го Управления КГБ СССР. В 1982 году я пришел в отдел, который занимался личной охраной. В 1984 году, пройдя экстернат военного училища, получил офицерское звание. Мы обеспечивали безопасность руководителей партии и правительства. Поэтому со всеми высшими лицами мне пришлось так или иначе сталкиваться.

- Сколько охранников полагалось каждому?

- У Генерального секретаря ЦК КПСС группа охраны составляла порядка 40 человек, у премьера – человек 15. Члены Политбюро  в своей группе охраны имели по пять офицеров охраны. Секретари ЦК и кандидаты в члены Политбюро – по три.

- В советское время насколько велика была потребность в охране? Вроде бы, обстановка тогда была более спокойна, чем сейчас?

- Нет! Обстановка на самом деле всегда одинакова. Просто раньше, в те годы, не было шума, не было ярких негативных проявлений в адрес охраняемых лиц, потому что очень хорошо работал комитет государственной безопасности. То есть, все негативные проявления пресекались на уровне замыслов. Очень хорошо работал агентурный аппарат. Только мужички пивка попили, и решили – мы тут сейчас устроим!.. На следующий день их вызывали, проводили с ними беседу -  и на этом все заканчивалось. Кстати, репрессивного ничего не было. Не надо думать, что было, как в анекдоте говорят: КГБ до утра ловит, а после обеда расстреливает!

- Ну, а все-таки, какие-то эксцессы случались во время вашей службы?

- Расскажу про два случая. Первый - стрельба 22 января 1969 года.  Армейский офицер, некто Ильин,  стрелял в кортеж, который въезжал в Кремль c космонавтами и где, по его мнению, находился Брежнев. Этот случай был до меня, но этот день очень важен тем, что именно вечером 22 января, после стрельбы, руководство КГБ приняло решение об усилении охраны ведущих членов Политбюро, Верховного Совета и правительства. Восстановилась Сталинская традиция выездной охраны, которую Хрущев уничтожил…

Так появились современные группы выездной охраны. Что было самого интересного в моей карьере, это поездка в Вашингтон на саммит Рейган-Горбачев в 1987 году. Мне в последний вечер саммита  в Белом Доме коллеги из Cекретной Cлужбы вручили запонки от американского президента. Это достаточно знаковый подарок для меня. Запонки с печатью американского президента, а на обратной стороне монограмма RWR – Рональд Вильсон Рейган. 

- Вы их храните дома или носите на рубашке?

- Конечно, храню! Никогда я их не надевал. Это знак внимания, а не награда. А недавно коллеги из секретной службы США привезли мне запонки Секретной службы. Так что у меня теперь мини-коллекция.

- Ну, а рейгановские вам кто и за что вручил?

- Тоже коллеги из Секретной службы. Я работал трое суток у Белого Дома, на главных воротах, где проезжали все машины, и мы совместно обеспечивали допуск посетителей и членов делегации. Я думаю, в Секретной службе изначально было решено отметить кого-либо из коллег. Они просто посовещались – и решили отметить меня. Мне сказали, что эти запонки – from President

Другой интересный случай из моей карьеры – когда Рейган на следующий год приехал уже в Москву. Я работал в качестве руководителя контр-терорристической группы. Потому что по данным КГБ на Рейгана готовилось покушение. И покушение готовилось абсолютно реально! Эта история стала известна благодаря Валерию Николаевичу Величко, руководителю штаба 9-го Управления. Мы от него только через несколько лет узнали подробности и тонкости… За эту работу на визите Рейгана я получил благодарность от председателя КГБ и денежную премию в размере 170 рублей. Помню до сих пор, потому что по тем временам это примерно ползарплаты было.

- Так Рейгана вы все-таки уберегли?

- Ребята из группы «Альфа» блокировали этого парня, который готовил покушение, в аэропорту Внуково-2. Насколько я помню, он работал среди журналистов, пробравшись туда каким-то образом. То, что он задумал, ему провести не дали. А вот дальнейшая судьба его никому неизвестна…

Если говорить об опасности для первых лиц государства, то можно вспомнить еще и покушение 7 ноября 1991 года на Горбачева. В то время я уже не работал. Тогда некто Шмонов стрелял из рядов демонстрантов с расстояния 30-40 метров. Сотрудники 9-го управления отработали очень профессионально. Они пусть и допустили выстрел, но этот выстрел уже шел вверх. Ствол Шмонову задрали, самого его скрутили, связали… Опасность была ликвидирована.

- Вы можете ответить на вопрос - где самые лучшие телохранители в мире?

- Наверное, там, где существуют профессиональные традиции. Потому что нельзя стать телохранителем на ровном месте. Нас вот в КГБ воспитывали очень грамотные специалисты… А вопрос о том, где лучшие телохранители сложный. Мы с коллегами так вопрос никогда не ставим. Но мы ставим вопрос о профессионализме. Да, есть четыре школы в мире – американская, израильская, европейская (английская) и славянская (российская). Между собой мы можем говорить только от том, кто профессиональнее. А кто лучше – их выбирают клиенты. Тот же Билл Гейтс, та же Мадонна и так далее… Они говорят – нас не интересует, сколько стоит человек – нам нужно самое лучшее. И то, что они периодически выбирают нашу команду – это о чем-то говорит!

На фото: Дмитрий Фонарев – крайний слева